Почему же Амур «не промажет»?: интервью с режиссером Олегом Кошевым

Прочитали: 1765

Весной любовь приходит в платье голубом... Так ведь?

Так. Уже совсем скоро, в праздничный день 8 марта, на сцене концерт-холла «Юность» будет показано новое шоу «Амур не промажет» от создателей мюзиклов «Отель Санрайз», «Полицейская с ЮТЗ», «БСНП» и «Мужчины на сносях». Искрометные шутки, уникальный сюжет и яркие хореографические, вокальные номера уже традиционно не оставляют равнодушными полный зал зрителей, а те в свою очередь регулярно просят «повторить» представление.

Накануне новой премьеры, NikLife заглянул к режиссеру спектаклей Олегу Кошевому и расспросил, что ожидать публике от нового проекта, как проходит подготовка всем полюбившихся мюзиклов, и на какой уровень удалось преподнести популяризацию николаевского творчества. И, конечно, мы не могли не поинтересоваться, что это за «свадебная эпопея» с лицом зимнего выпуска журнала NL Анастасией Погосовой. Но, обо всем по порядку.


NL: Олег, рады вас видеть. Начнем с самого интересного. Уже на следующей неделе премьера шоу «Амур не промажет». Расскажите, о чем оно. Какие цели ставите перед собой?

— Цель у нас всегда одна – рассмешить. На самом деле, каждый раз, когда мы придумываем наше шоу, мы пытаемся посмеяться над какими-то социальными вопросами. У нас была «Скорая новогодняя помощь», где мы смеялись над разными людьми и ситуациями, в которые они могут попасть, заканчивая в БСМП. Дальше тема была более серьезная в проекте «Мужчина на сносях». Однако, сейчас мы решили, что наш конек - все-таки больше юмор. У нас креативная команда, где есть и КВН-щики, и известные личности города. Вот уже для второго шоу мы пишем сценарий вместе с Настей Погосовой и Сергеем Мельниковым. Собираемся, набрасываем шуточки, когда есть тема, а потом очищается сценарий и определяются сцены. В этот раз, поскольку шоу к 8 марта, решили «потроллить» «свадебщиков». Тех, кто занимается свадебным бизнесом. Все мы сами в той или иной степени имели отношение к этому. Я, например, пять или шесть лет назад проводил свадьбы, поэтому знаю этот процесс изнутри. 

NL: Что по сюжету?

— По сюжету мы придумали, что у нас «ивент»-агентство, которое называется «Амур не промажет». 

NL: О, прямо как у «Ляпис-98»!

— Да-да, отсылка идет к «Ляпису». Почему такая идея родилась? У нас эти ребята делают концерт на 9 апреля в «Юности». И когда мы придумывали название, а это самое сложное, то увидев афишу, я сразу вспомнил эту фразу из песни и понял, что это – «оно». И вот у нас «ивент»-агентство «Амур не промажет». Там две хозяйки. Одна занимается элитными свадьбами (Юлия Захарова). Вторая – ее сестра (Анастасия Погосова), которая занимается свадьбами бюджетного уровня. Она ездит в Новую Одессу, в Баштанку, и там «тамадит». 

NL: Недавно в соцсетях немалую популярность приобрели ваши фотографии с Анастасией Погосовой в свадебном платье. Многие не поняли. Это же в рамках шоу или мы чего-то не знаем? 

—  Ой, «хайпанули» мы с Настей классно. Некоторые сцены мы должны были снимать в ЗАГСе. В одном моменте есть отсылка к видео, которое транслируется на экран, и мы снимали это видео. Настя приехала в ЗАГС в свадебном платье, фате. Я ее вышел встречать возле ЗАГСа, и она такая: «Давай хоть что то снимем!». и сразу же родилась эта импровизационная шутка, что мы приехали в ЗАГС, и «скоро все будет видно». Мы это как-то спонтанно отыграли, а потом оно начало набирать такие грандиозные обороты, что я не ожидал. Настя начала это «троллить». Начала делать обращение невесты и так дальше. Таким образом, сами того не ведая, сделали классную рекламу нашему шоу. Хотя это было не специально. И люди начали говорить, обсуждать. Некоторые всерьез восприняли. Как Настя говорит, у нас странный город, и люди живут в двух измерениях: кто-то живет в каком-то нереальном мире, а кто-то в приближенном к реальности и осознании объективной реальности. Ей начали звонить, поздравлять, причем очень серьезные и уважаемые люди. Насте начали писать: «Мы думали, вы гораздо умнее». Это треш. Мне очень смешно было. Ко мне начали добавляться в друзья арабы и люди кавказской национальности, которые клеились к Насте в интернете. Я чуть ли не начал получать письма с угрозами. Поэтому, в видео есть отсылка: «Не звони мне больше сюда». Мы это все «троллим» в нашем шоу. Вокруг свадебной темы очень много юмора, начиная от организаторов и заканчивая неумеренными бюджетами и безвкусицей. Понятно, что свадьба - это всегда хорошо, она должна быть. Но, это процесс и не «выпячивания», и не принижения себя. То есть, мы смеемся не над самими свадьбами, а над тем, как к ним подходят разные люди.

Кстати, по сюжету, Настина героиня постоянно хочет выйти замуж. Но она не может. Не за кого. У нас есть сцены, где она показывает реальные переписки с реальными людьми, которые к ней клеились. С теми же арабами. Мы будем это выводить на экран. Это настолько распространено. Даже мужчины получают иногда предложения от мужчин. Я сам несколько раз читал творческие предложения в свой адрес. Это нормально, это – соцсети, и туда льется все. Но Настя еще и с чувством юмора. Мы решили сделать целую сцену, посвященную этому. Это очень смешно.

NL:  Кто у вас «ответственный за креатив»?

— Весь креатив набрасываем Настя, Сережа и я, но когда мы начинаем процесс, но вся творческая группа подкидывает идеи. Разногласия бывают и довольно часто. Я - сторонник того, что у юмора запретов не должно быть. То есть, нет темы, над которой нельзя посмеяться. Чтобы это ни было, – начиная от политики, бюджета, дорог, свадеб, детей, жен, мужей, - над всем можно смеяться. Есть, конечно, грань какая-то, с этической точки зрения что-то не переступать. Но, мы эту грань не переходим, мне кажется. У ребят, которые КВНом занимались, свой стиль шутить. Я – человек более театральный, у меня юмор немного другой. Хотя, этот тандем нормальный юмор рождает. 

Я больше склонен к тому, что юмор должен быть доступней. Вот возьмем, к примеру, Stand up, «Comedy» и «Аншлаг». Надо найти золотую середину между всеми этими направлениями - юмором для простых людей и юмором для молодежи. У них свой взгляд. И мы стараемся все это объединить, чтобы было интересно и поколениям разным, и чтобы это был и интеллектуальный юмор, и народный. К нам ходят люди разного возраста, разных профессий, и хотелось бы, чтобы всем было интересно. Это, конечно, задача сложная, но она реальная, абсолютно реальная. Потому что мы живем в одних и тех же реалиях, в одних и тех же условиях. Мы живем в одних и тех же соцсетях, просто каждый над разным смеется. Это уже зависит от уровня образования и мировосприятия. 

NL: Вы и как режиссер, и как главный актер выступаете?

— Нет, сложно режиссеру быть актером. Одно время я больше был на сцене, как актер, поскольку и образование имеется, и желание. Но, когда мы начали ставить наше шоу, я понял, что это сложно. Сложно быть и на сцене, и смотреть со стороны. Поэтому, я больше со стороны и режиссирую. Кто-то должен смотреть, как это выглядит.

NL: Рискну предположить, что ваша «основная ставка» идет на шутки под николаевские реалии. И бывает, что некоторые, порой даже ключевые сюжетные моменты, человеку, который не читает новости, трудно. Сталкивались ли вы с тем, что вас просили шутить более «о вечном»?

— Сталкивались. Это изначально наш большой внутренний творческий конфликт. Я – сторонник уходить от «местечковых» шуток. Я - сторонник того, что нужно смеяться над более вечными темами, с которыми в принципе в любой город можно приехать, и эти проблемы будут у всех одинаковые. Всегда нужно прислушиваться к коллегам, и я такой человек, что надо все пробовать. Отказаться всегда можно. Нужно послушать, прислушаться, сделать выводы. Сперва я хотел отказываться, и Сережа Мельников был небольшим сторонником вот этого юмора с подтягиванием наших именно местных тем. Но, в конце концов, мы решили, что от этого никуда не денемся. И я понял, что люди реагируют на это очень хорошо. Людям интереснее послушать шутки над нашей площадью, Синей рукой, Мальчика с бычками, какие-то знаковые вещи, которые нашумели и о них люди говорили. В этом шоу мы идем «по лезвию ножа», я скажу так. Раньше мы делали «шоу одного дня». Люди тратили время по два месяца, потом один раз показали, и все. Мне, как человеку театральному, обидно. На спектакли идут и по 50 раз и по 100, а поэтому мне казалось, что не стоит тратить столько времени и сил для одного шоу. Крайняя практика наша такова: я постарался сделать все, чтобы мы с коллективом показывали минимум три шоу.  

NL: Сколько человек было задействовано в создании шоу?

— Если учитывать весь творческий состав, то актеров только человек двенадцать, сорок танцоров. Очень важна и техническая часть: у нас работает два звукорежиссера, один из которых занимается фонограммой, а другой – микрофонами. Достаточно трудно озвучить одновременно двенадцать человек на сцене, много очень сложных технических моментов. Многие люди, которые приходят, иногда замечают сбои со звуком. Есть неисправности, которые практически невозможно решить. Я могу это объяснить: на крыше «Юности» стоят антенны всевозможных операторов и интернет-провайдеров, а радиомикрофон имеет свою частоту, и иногда они пересекаются, поэтому пропадает звук микрофона. Мы стараемся, но не всегда можем это предвидеть и урегулировать. В театре можно работать без микрофона, там специальная подходящая акустика. У нас нет специализированного театрального оборудования, и, исходя из этого нужно что-то изобретать. Остаются технические нюансы, с которыми мы боремся. На генеральных репетициях мы занимаемся больше технической частью, нежели творческой. Когда уже идет выход на сцену, мы понимаем, как настроить микрофоны и куда направить свет. Мы требовательны к себе и стараемся себя совершенствовать. 

NL: Нередко время показа ваших шоу совпадает с праздниками. А в такие дни наши люди отдают предпочтения очень разному отдыху. Не рискуете ли вы, проводя мероприятия в праздничные дни?

— Мы от этого отходим. Новогодние шоу всегда привязаны к Новому году, мы от этого никуда не денемся, там всегда должна и будет заложена информация о ежегодном грядущем событии. На следующий год мы придумаем новую историю. Мюзикл «Амур не промажет» не представлен к 8 марта. Это ивент-агентство, которое занимается праздниками круглый год, таким образом шоу может дольше прожить. Как раз даты праздников - это и есть лучшее время для показа мюзикла, потому что людям, есть куда пойти, причем недорого, учитывая цены на билеты нашего шоу. В кинотеатре дороже, в зависимости от выбора ряда для просмотра. У нас цена билетов от 90 гривен до 250, это абсолютно адекватная стоимость. Столько же стоят и билеты в театр. 

NL: Могу предположить, у вас помасштабнее подготовка к представлению в сравнении с театром.

— Да. Подготовка у театра проще. У них есть реквизиторский цех, костюмерный, театр финансируется по-другому. В нашу организацию также входит пошив костюмов и изготовление декораций. Мы не театр, я поддерживаю инициативу, и мы делаем то, что не делают другие. Такой формат проектов не делает никто. 

NL: Юлия Захарова говорит, что «культура – дорогая любовница». Согласны ли вы с ее мнением?

— (смеется) Дорогая, конечно, что касается хорошего шоу. Технические ресурсы всегда важны, и придумать можно все, что угодно, а зритель приходит за эмоциями. Чем больше бюджет, тем лучше зрелище, по-другому никак. 

NL: Многие артисты не могут себя реализовать в Николаеве и уезжают в другие города. Как вы считаете, стал ли выше уровень популяризации николаевского творчества за последнее время?

— Негде себя реализовать, негде. Артистам нужно с кем-то конкурировать. Ребятам из SLICE не с кем конкурировать в этом городе. Они - не единственный танцевальный коллектив, но именно они уникальны в своем роде. Множество танцевальных коллективов в основном учат танцевать детей, и многие коллективы держаться благодаря этому заработку. Но когда вырастает этот человек, у него три пути: первый – бросить, второй – открыть свою танцевальную студию, учитывая количество других танцевальных коллективов, а третий – заработать на том, чему он научился. Воплотить последний  можно, создав свой шоу-балет или танцевальный коллектив. Это не так просто. Нужно шить костюмы и платить танцорам зарплату. А с чего ее платить? Платят с различных корпоративов и концертов. Сложно продержаться коллективу, который работает только в рамках Николаева. Нет такого количества мероприятий, которые давали бы стабильный доход артистам, поэтому они вынуждены ехать зарабатывать за границу, для того, чтобы развиваться дальше. Либо они будут топтаться на месте, либо у них должен быть спонсор или необходимое финансирование, тогда будет работа и реализация шоу-проектов. 

Именно благодаря настойчивости Юлии Викторовны Захаровой, «это все» хотя бы держится. Есть ее творческая поддержка. Творческих людей ограничивать нельзя, возможно где-то останавливать, но жесткая цензура губит все искусство. Ничего страшного и криминального в наших шоу нет. Это видят все, поэтому нам и не запрещают ничего. Если сравнить наши шутки с «Кварталом», мы - «детский сад». Но мы и не ставим за самоцель «критиковать». У нас цель развеселить людей во время просмотра шоу, чтоб они просто посмеялись. Мы просто подтягиваем какие-то темы, которые зрителю были бы интересны. 

NL: В какой момент вы понимаете, что полностью реализовали задуманное?

— Уже во время показа. Все мюзиклы отличаются между собой, допустим «сегодня» все получилось круто, «завтра» - сбой, или эмоциональная усталость у кого-то. «Шоу – это коллективное искусство», как когда-то сказал Константин Сергеевич Станиславский. Так что, мы все – цельный механизм ,и если кто-то один выпал, то часики могут сломаться. Во время шоу все друг от друга зависимы. В первый выход на сцену, артист должен «бабочкой порхнуть», если что-то вначале не получится, может нарушиться общее впечатление. Как говорят: «Нет маленьких ролей, есть маленький артист». Дисциплина в коллективе – самое главное. У нас все разношерстые, каждый занимается своим делом, у кого-то свой бизнес, все взрослые люди. Но им интересен творческий процесс. Мы подобные шоу будет делать совместно с творческими коллективами Дворца Культуры. Мы занимаемся популяризацией наших коллективов под средством театрализованного шоу. Юля проявила инициативу подключить к сотрудничеству хор «Зоряниця», достаточно хороший фольклорный ансамбль. Мы даже придумали концепцию, в которой два кума едут с этим хором за границу. Мы стараемся развиваться и придумываем уникальные и интересные идеи, чтоб людям это нравилось, и они приходили нас смотреть. Фольклор звучит очень хорошо. Мы объединяем разных людей и делаем из этого программу. Их мотивирует любовь к искусству. Главное, чтоб желание осталось. Очень много нюансов, но мы об этом не думаем. Мне нравится наша творческая команда тем, что все думают о том, как сделать «хорошо», но не все знают, как это реализовать, а я знаю. (смеется) Не все, но знаю. 

NL: Я желаю вам на всех последующих шоу видеть благодарность публики, и чтоб ваша творческая деятельность не прекращалась. 

— Спасибо, это очень важно для нас.