«Нужно отличать проституцию от творчества»: как устроен мужской стриптиз по истории «Мистера Смита»

Прочитали: 707

Буквально с прошлого столетия, стриптиз стал популярен во всем мире. Мужчины, как и женщины, стали исполнять танцы эротического характера и зарабатывать себе на жизнь, воплощая фантазии других людей.

Пикантная хореография получила название «стриптиз». Это составное слово, заимствованное из английского: «strip» значит – «раздеваться», а tease переводится, как – «дразнить».  В интервью для NikLife украинский стриптизер Mr. Smith, который время от времени приезжает в Николаев, рассказал, как сделал стриптиз своей профессией, какие она имеет риски, и сколько можно благодаря ей заработать.

NL: Давайте с вами познакомимся. Откуда вы родом? Расскажите немного о себе.

— Мне 36 лет, я из Луганской области, но не проживаю там уже 23 года. Закончил «Культпросвет»-училище на хореографа, после чего меня забрали в армию. Когда завершил службу, поступил в «академию культуры», там и начал свою «танцевальную» карьеру.

NL: Вы работаете под псевдонимом «Мистер Смит». Как он у вас появился?

— Еще со школы. Я был «плохим» учеником, дебоширом. Заканчивал школу в 1999 году, и примерно в тот период вышла первая часть всем известной кинопленки «Матрица». Одним из персонажей фильма был «плохиш» агент Смит, его никто не любил, он совершал разные пакости. Вот меня в школе и начали называть «Смит», что имелось ввиду «плохиш». Так оно ко мне и «прилипло». Позже вышел фильм «Мистер и Миссис Смит», после чего меня подкалывали: «Где твоя Миссис Смит?».

NL: Когда именно начали карьеру «стриптизера»?

— Еще на втором курсе училища я пробовал себя в этой сфере. Я тогда жил в очень маленьком городе, где мою деятельность не понимали. Это не удивительно, ведь в то время была масса шоу-балетов, а направление мужского стриптиза не было так распространено, как сейчас.

NL: Как пришла идея развиваться в этом направлении?

— Я всегда хотел выделяться чем-то. (смеется) Пусть оно будет для многих непонятно и корректно, но я - «бесстыдник». Все артисты в какой-то мере бесстыдники, и каждый творческий человек хочет себя показать и выделиться.

NL: Как ваш выбор профессии воспринимали на службе в армии?

— В армии никто не знал об этом. Я просто не говорил, но, если бы меня спросили, наверное, не рассказал бы. Я думаю, такое в армии рассказывать не стоит. (смеется) Меня не спрашивали, я и молчал.

NL: Вы пробовали себя еще в каких-то сферах деятельности?

— Конечно, помимо хореографии, я еще и сварщик VI разряда, тут я считаю себя тоже достаточно профессиональным специалистом. Даже в этой профессии работал на немецкую компанию «HERZ», где был на серьезном счету и получал достаточно высокий доход. Это высокооплачиваемая работа, в некоторой степени дороже, чем стриптиз, но тяжелая и очень вредная. Мне это нравится, я могу позаниматься чем-то отдельно, сварить к примеру какую-то мебель, или починить трубу. (смеется) Обучился на повара, просто для того, чтоб получить «азы». Также я неплохой электрослесарь. В общем, у меня четыре дипломированных профессии: сварщик, электрослесарь, повар и хореограф.

NL: В общем, «мастер на все руки». В каком возрасте начали развиваться в сфере танцев?

— Я начал танцевать с пяти лет, занимался спортивными бальными танцами, протанцевал шестнадцать лет. Точно помню, что начал танцевать стриптиз, когда у меня еще не было паспорта, мне было лет шестнадцать. А первый раз попробовал себя в качестве стриптизера в ресторане «Феликс».

NL: Каким был костюм для вашего первого выступления? Вы его шили?

— Нет, раньше костюмов не шили. В то время джинсы порвали, футболку порвали, танцевали босяком, – вот и весь стриптиз. Но я прекрасно помню, как меня впервые послали. (смеется) Я просто родом с такого города, в который цивилизация доходила с опозданием в пятнадцать лет. Там это не понимали и мне необходим был большой город. Я поэтому оттуда и уехал. На тот период в Киеве была гораздо более развита клубная индустрия. Стриптиз нужен всем, люди хотят «хлеба и зрелищ». Все скрывают, но все хотят видеть.

NL: Как восприняла аудитория ваш первый выход с номером эротического характера?

— Основной аудиторией были «алкоголики-тунеядцы» и их девушки. Все были в шоке от того, что вышел «чувак» и начал танцевать под музыку, при этом снимая с себя штаны. (смеется) Так, как это происходило в ресторане, были, естественно, подобраны соответствующий антураж и музыка. Никто не показывал явно свое удивление, дамы лицезрели, мужчины нервничали. Все закончилось хорошо, я живой.

NL: Какой является основная аудитория мужского стриптиза?

— Мужской стриптиз интересно смотреть всем, и мужикам в том числе. Мужчины наблюдают за самим процессом и за реакцией девушек. Они готовы платить деньги за то, чтоб прийти посмотреть хотя бы на то, как реагируют девушки. Есть такие, которые заказывают стриптиз для своих жен, девушек. Таких много. Есть один военнослужащий, который делает периодически «подобные» подарки для своей девушки, возможно из-за того, что они редко видятся. Это не касается только меня. Я знаю многих парней, которых он заказывал для своей возлюбленной.

NL: Можно ли хорошо заработать на мужском стриптизе в Украине?

— Путь для работы открыт. Проблема в том, что артисты тоже подвергаются курсу доллара. (смеется) Когда растут цены – падает спрос, от этого, возможно, страдают все. Если работать с «головой», то можно предусматривать, расписывая себе график гастролей, сотрудничая с определенными заведениями. Нужно грамотно подходить к этому, сделав себе хорошую рекламу.

NL: От чего зависит стоимость услуг стриптизера и какая средняя цена?

— Все зависит от того, кого заказывают. У каждого артиста своя цена. Один выход в среднем – от трех до пяти тысяч гривен. Стоимость выступления зависит от того, что хочет видеть заказчик. Если программа рассчитана на коллективный просмотр – одна цена. Если это приватное выступление – другая цена.

NL: Как вы ставите себе номера и сколько уходит времени на подготовку?

— Я не ставлю себе номера, они у меня всегда в голове. Я артист, у меня нет постановок, я всегда импровизирую. Я считаю себя достаточно харизматичным танцором, хорошо чувствующим музыку. Если я чувствую музыку, то могу поставить любой номер. Неважно какого характера он будет: может нежный, строгий, а может быть что-то в коже. (смеется) Себя в коже никогда не видел, учитывая свою хореографическую активность, мне просто неудобно в некоторых вещах работать. Я же не только хожу на сцене, но и танцую. Хотя, может попробую сообразить какой-то номер с подобного рода костюмом.

NL: Вам оставляют хорошие чаевые?

— В мужском стриптизе мало «чаевых». Принято, чтоб мужчина девушкам оставлял «на чай», когда девушка пригласила танцора на «приват», это уже для него «чаевые». Мужской стриптиз в «привате», стоит гораздо дороже женского, будем считать, что чаевые включены. (смеется) За все время моей работы «чаевые» колебались от $20 до $200. Все зависит от того, кто может себе это позволить. В основном, у девушек нет денег, зачастую мужчины заказывают услуги стриптиза для своих возлюбленных. Среди «такой» аудитории могут встречаться как девушки «папиков», любовницы, или просто мужик за день устал. (смеется)

NL: Заказывают ли мужчины в Украине мужской стриптиз? И часто ли артисты соглашаются на подобные вызовы?

— Нет, такое редко бывает. Я помню, одна дама заказала мои услуги для одного мужчины. Ее целью было его удивить. По ее словам, он самодостаточный человек во всем, и он многое перепробовал, очень богатый человек. Это был разовый прикол от нее, он тоже посмеялся над этим, а после выступления мы втроем выпили и все. Это был заказ ради хохмы. (смеется)

NL: Бывают конфликтные случаи в процессе работы? Что зачастую является основной провокацией конфликта?

— Ситуации были разные на самом деле, учитывая специфику работы. Провоцирует конфликт что? Голая ж*па. Кто-то к кому-то приревновал. Бывает, что девочки выходят на сцену, не зная, что будет дальше происходить, из-за чего мужья ревнуют. Я сам никогда не раздеваю девушек, но если они «самораздеваются», то я помогу. Я к этому никого никогда не принуждаю.

NL: Насколько оправдано сегодня стереотипное приравнивание мужского стриптиза к проституции или гомосексуализму?

— Гомосексуализм никак не относиться к профессии стриптиза. Если парень показывает свое тело, не означает, что он гей. Одеть стринги – это просто момент необходимости в работе. Нужно отличать проституцию от творчества. Понимающий артист всегда ставит себе рамки, чтоб не превращать свое выступление в порно. Если ты стриптизер, делай так чтоб тобой наслаждались, а не подавали в суд.

NL: Что вы делаете для того, чтоб сохранить форму?

— Я ее не стараюсь сохранить, она такая сама по себе. Я набираю вес, потом худею, то сохну, то пухну. Я просто стараюсь питаться правильно и исключаю майонез и бургеры. Иногда можно себя подразнить чем-нибудь вкусным. Тот же стриптиз и с едой, когда ты берешь бургер, снимаешь упаковку, а он такой хрустящий, сочный… (смеется)

NL: У вас есть вредные привычки?

— Я могу иногда выпить, но не до тошноты, конечно.

NL: В каких городах Украины вы уже показывали свое шоу?

— Я побывал во многих городах, у меня они даже звездочкой отмечены на Google-картах. Я работал не только в городах Украины, но и ездил танцевать за ее пределы в страны ЕС.

NL: Какой момент вам больше всего запомнился в период работы танцевальной сферы?

— Запоминающие моменты, которые остаются в памяти – это когда не расстегиваются штаны во время танца. Как в «Бриллиантовой руке»: «Штаны превращаются, превращаются» и так до самых кулис. Клинит всех, если не получается снимать, я их рву, но при этом нужно остаться в трусах.

NL: Вы женаты?

— У меня есть жена, дочка и сын. Супруга работает в индустрии красоты. Нас с ней познакомила общая подруга, она мне понравилась и на второй день знакомства я ее уже забрал к себе. Через год мы поженились, и вместе больше десяти лет.

NL: Как отнеслась ваша супруга и родители к выбору танцевальной сферы деятельности?

— Изначально жена была возмущена, присутствовала ревность к профессии, позже она просто устала. Я однажды ее взял с собой на гастроли, покатал ее две недели без сна, отдыха и нормальной пищи. После гастролей она сказала, что больше никуда не хочет. Сейчас у нас нет споров на эту тему. Родители не приветствуют мой выбор сферы деятельности, но они смирились.

NL: У вас есть ограничения в работе, через рамки которых вы не перейдете никогда?

— Да, есть, я работающий артист, у меня бывает такое, что я не всегда запоминаю людей, работающих со мной на одной сцене. Мне важен результат в конце. Это сейчас я продумываю каждое свое действие, ранее у меня границ практически не было. Как любой артист, я входил в кураж, день начинался с десяти вечера и заканчивался в семь утра. Иногда могу отдохнуть, но с границами.

NL: Если обращаться к женщинам, какое бы вы дали им напутствие?

— Я бы посоветовал «попробовать и сожалеть, чем сожалеть, что не попробовала».

NL: Сколько еще планируете оставаться в сфере стриптиза?

— (смеется) Пока не скажут: «Эй ты! Бери свою палку и давай ковыляй отсюда!».

Фото: личный архив героя материала

Юлия Миллер