Благими намерениями до ада и обратно: наплечный симпозиум в спектакле «Осторожно, люди!»

Прочитали: 883

Ученые давно подтвердили, что в наших головах живут две параллельные нравственные системы. И пускай у них есть свои научные наименования, мы привыкли называть их не иначе, как «ангел и демон на плечах». Именно они, по нашему общему мнению, вступают в спор, когда принятие того или другого решения зависит от имеющегося уровня самоконтроля. 

Они воюют между собой в вопросах гораздо серьезнее, чем «Съесть бургер или нет?»: их борьба дает о себе знать каждый день, когда мы, например, задумываемся о религии, имеем дело с деньгами или совершаем какие-то движения в отношениях. Говорят, успешно справляются с моральными дилеммами те, кому «ангел» помогает держать в узде свои негативные эмоции, толкающие на экспрессивные плохие поступки. Но погодите: а откуда нам знать наверняка, что такое хорошо, а что – плохо? 

Как раз о том, как благими намерениями может быть выстлана дорога в ад, и наоборот, – новая работа николаевского режиссера Алексея Павлищева «Осторожно, люди!», поставленная по сюжету пьесы «Ангел, черт, проктолог» Игоря Глинкова на подмостках концерт-холла «Юность». 

По правде говоря, если объективно смотря на вещи, то можно подвергнуть недоверию любые устои о добре и зле. Поэтому, почему бы не выслушать всех участников наплечного симпозиума? Так в кинематографе называют противоборство «светлой» и «темной» сторон. И в спектакле этот симпозиум вполне материален – он состоит из Черта (Олег Кошевой) и Ангела (Сергей Мельников). Более того, формат не выглядит штампово или безвкусно, как в сомнительного качества комедиях, и просто, как в мультфильмах для детей. Здесь противники играют главные роли, а не эпизодически включаются в жизнь основного персонажа: у них есть свои образы, история и равноценные монологи. 

Сами по себе эти персонажи всегда вместе. Эта линия позволяет улавливать подтверждение существующей «теории баланса». Но судя по всему, такое сотрудничество у них вызывает вопросы, поэтому им понадобился судья. Согласно сюжету, Ангел и Черт пришли к Проктологу «сообразить на троих», кому лучше остаться в этом мире. Врач, которого сыграл сам Алексей Павлищев, – далеко не первый объект борьбы за душу между созданиями. С предложением быть секундантом в их дуэли нежданные гости обращались ко многим, – вот только заканчивалось все печально. Да и на самом деле предложения как такового и не было – доктора просто поставили перед фактом, что он должен «спасти человечество» в конце своего рабочего дня. Ведь мир наш, простите, «в полной з*днице». 

Ему вовсе было не этого: пациентов вагон и маленькая тележка, да и семейных хлопот немало. Но он смирился с участью и решил приобщиться к такому заседанию, хоть и не веря поначалу ни в его идею, ни в ангела, ни в черта. Тут начались дебаты: и о любви, и о насилии, и о родительстве и даже о Гитлере… И каждое слово бросало свою гирьку на весы противостояния.

Пару мыслей о людях на сцене. Они не профессиональные актеры. Обычные мужчины, которые любят творчество и имеют большой опыт работы на сцене. Роли распределились вполне удачно: Мельников красиво вошел в образ спокойного и размеренного воплощения света; Кошевой эффектно перевоплотился в Черта, и не того, что в оригинальном сценарии – вредного, грубого и дерганного, – а хитрого и даже интеллигентного метросексуала; Павлищев, в свою очередь, уверенно сыграл простого, справедливого и смелого человека.

Так как роли, в преимуществе, чуть ли не были писаны под актеров, наблюдать за их игрой было, пожалуй, в удовольствие. Ее не испортил и продолжающийся эксперимент с избавлением от головных микрофонов в «Юности», ведь опыт сценического поведения не дал героям «терять» голос в разговоре. И благодаря ей, несмотря на то, что общая картинка не менялась (один кабинет, одна и та же тройка людей), она не была монотонной, а происходящее на сцене не заставляло зрителя скучать. Во многом, это и заслуга поведеня Кошевого на сцене: пока его коллеги меняли свое местоположение, переходя от стола к кушетке, он в своих действиях занимал всевозможное пространство – и «под», и «над» предметами, а также другими персонажами. Ну что с него возьмешь? Черт! ;)

Что касается связи с оригинальным произведениям, – все практически так, как и у Глинкова. Текст, правда, немного сократили, убрав немного той вульгарщины, что у автора, и абсолют добра и зла у их представителей. Но и добавили немного актуального юмора: в частности, шутками о карантинных ограничениях в Украине и отсылками к белорусским протестам. 

Возвращаясь к сюжету, хочется сказать, что монологи Ангела и Черта очень сильные, их хочется разбирать на цитаты. Актеры, можно сказать, бравшись за них, возлагали на себя немалую ответственность перед публикой. Ведь, эти суждения – что с одной стороны, что с другой – сами по себе очень логичны и представляют полноценную завершенную позицию, с которой трудно не согласиться. Но так как на протяжении всего спектакля этим речам отведено много места, и в них затрагиваются самые разнообразные темы, запомнить все или сделать вывод по каждому эпизоду невозможно. При этом, если в книге к тому или другому моменту можно при желании вернуться, то в театральной постановке рассказы молниеносно вызывают эмоцию, отправляющую скорее в путешествие по собственным душевным потемкам, чем в философские размышления. Позволяя убеждаться в личном мнении по этому поводу, которое уже есть внутри человека. А что касается сомнений или любых мыслей, – на них не остается времени. Ведь внимания уже требует новая история… Согласитесь, вызвать эту эмоцию – тоже, безусловно, нужно уметь. 

Вообще, с одной стороны – такой подход не дает уйти с вопросами, но с другой – служит чистым зеркальцем для зрителей. Основной замысел создателей спектакля это понятно объясняет: человек должен покидать зал с чувством гордости, что он в своей жизни может делать выбор самостоятельно, несмотря на советы участников наплечного симпозиума. Как его и сделал Проктолог, понимая, что бесцельного зла, как и добра, просто не бывает. 

Каким же было его решение и чем закончилась история, рассказывать не будем, у вас будет возможность это увидеть во время повтора спектакля – 19 и 20 февраля в 19:00 в концерт-холле «Юность». 


Анастасия Михайлова