Николаевское подполье времен Второй мировой: за что боролся и как погиб брат Степана Бандеры

Прочитали: 3722

Брат украинского политического деятеля и лидера украинского националистического движения Степана Бандеры Богдан в Николаевской области агитировал за украинское государство и поэтому погиб. Об этом пишет 5 канал.

Богдан Бандера родился на территории Ивано-Франковской области в 1919 году. Во время Второй мировой войны в 1940 году под угрозой преследования за членство в Организации украинских националистов он оставил родной край и начал подпольную деятельность. Партизан перешел западную границу СССР и поселился в городе Холм. В Польше, оккупированной нацистами, он учился в гимназии. В этот период ОУН отправляет в Центральную, Восточную и Южную Украину спецгруппы для подпольной борьбы. Богдан Бандера стал бойцом одной из групп на юге Украины.

Осенью 1943 года молодой человек с позывным «Богдан» руководил молодежной сетью Херсонского округа ОУН (б), которая подчинялась Николаевскому проводу во главе с оуновцев под псевдонимом «Директор». Главной задачей «Богдана» была пропаганда  идеи украинского национализма и независимой соборной Украины среди молодежи.

Агитация среди юношей и девушек была для ОУН на Николаевщине приоритетной, ведь в условиях постоянного гестаповского террора ощущалась постоянная потребность в новых людях. Сначала, после проверки идеологических основ, заинтересованным давали читать что-то из пропагандистской литературы, периодику или листовки, что регулярно поставлялись из Западной Украины.

Затем новичкам поручали нетрудную работу (перенести сверток, документы, кого-то встретить). В финале кандидат на членство в подпольной ячейке украинских националистов должен принять присягу на верность ОУН.

Осенью 1943 года «Богдан» участвовал в покушении на представителя нацистской оккупационной администрации. Спасаясь от преследования полиции в Николаеве, он с собратьями уехал в село Пески. Однажды в их дом зашел полицейский со старостой села и предложил «поднять руки вверх». Как только начался обыск, «Богдан» молниеносно выхватил у полицейского винтовку, а его товарищ Волна выстрелил. После этого подпольщики покинули деревню.

В начале 1944 года. Николаевский провод ОУН (б) назначил «Богдана» управлять подпольем в Баштанском районе, ведь очаг украинских партизан фактически прекратил работу. «Богдан» поселился в Песках, в доме девушки Моти, которая была членом женского отделения сторонников ОУН.

Активность Бандеры так поразила руководителя Николаевской округи ОУН (б) Микитенко, что впоследствии на допросе в НКВД он причислил «Богдана» к «самым опасным индивидам», а Баштанский район назвал «наиболее зараженным национализмом» на Николаевщине. Только личность загадочного лидера подпольщиков оставалась неизвестной представителям советской власти. В протоколах допросов отмечалось: «На вид лет 18, хотя на самом деле 26, из Буковины, низкого роста, худой, белокурый. Физически слаб, но решительный и смелый, живым в руки не сдастся».

В феврале 1944 года немецко-советский фронт вплотную подошел к Николаевщине. Как и собратья по оружию, Богдан Бандера у села Марьяновка строил «бункер». В таких «ямах» руководители николаевского подполья ОУН надеялись переждать смену власти, а потом легализоваться под видом бывших советских партизан. «Богдан» советовал вступать в Красную армию и подыскивать там новых членов ОУН. Параллельно планировался набор желающих в вооруженные отряды, они должны были вести борьбу на Волыни в составе УПА. 

В начале марта он занял укрытие в восьми киллометрах к востоку от села Пески. За несколько дней «бункер» Бандеры обнаружили немецкие солдаты. В перестрелке погиб подпольщик «Семён», а связной «Борис» пропал без вести. Повстанцы оставили это место и определенное время скрывались по окрестным селам в стогах соломы.

После прихода в марте 1944 года Красной армии и восстановления советской власти подполье ОУН на Николаевщине было разгромлено органами государственной безопасности. Сотрудники военной контрразведки поймали практически всех подпольщиков и сторонников ОУН. На допросах они свидетельствовали о каком-то «Богдане». Имя Богдана Бандеры было его псевдонимом в ОУН, чего тогда почти не случалось.

Жизнь мужчины, по свидетельствам очевидцев, оборвалась весной 1944 года. Николаевский краевед и глава общественной организации Всеукраинского правозащитного общества «Мемориал» имени Василия Стуса Юрий Зайцев сохранил воспоминания жительницы села Пески Тамары Задираки, которая утверждала, что «Богдана» 11 или 12 марта расстреляли красноармейцы Сибирской дивизии, находившиеся в деревне. 

«Коли він забіг у сад, вояки його обступили і почали бити. Вони прийняли його за німецького шпигуна. Стрілянина припинилася, він заговорив із вояками – казав, що не німець і просив здати його у комендатуру. Я стояла приголомшена... Потім зірвалася з місця і підбігла до хлопців. Кажу їм: «Він же не німець!». А вони: «Ти його знаєш?». «Ні, не знаю, але чую польський акцент, так говорять західні українці». Я відразу здогадалася, що це той самий юнак, який виступав на мітингу. Він зрозумів, що я його намагаюся захистити, і вже вмираючим голосом промовив: «Я Богдан, українець зі Львова», – і невдовзі помер», – рассказывала Тамара.

Краевед уточняет, что подозрение в шпионаже возникло из-за пиджака европейской модели, в котором любил ходить мужчина. По этой же версии, Богдана Бандеру похоронили на огороде этой женщины. А перед тем, как его тело засыпали землей, жители села Пески сняли с него одежду.

Официальных документов, которые могут подтвердить эту историю, так и не обнаружено. Осталось только несколько косвенных документальных свидетельств. Богдан Бандера лаконично упомянут в протоколе допроса Александра Яковлева от 30 мая: «По слухам – убит». А 28 июня 1944 года начальник четвертого отдела «Смерш» Третьего украинского фронта отметил, что «Богдана» на Николаевщине нет.