«Нет сильных связей с Украиной»: архитектор из Николаева о жизни в Чикаго и родном городе

Прочитали: 755

Николаевец Владимир Радутный, переехавший в Чикаго в конце 1980-х, где стал архитектором и основал свою студию, поделился воспоминаниями о родном городе, эмиграции и о том, как ему сейчас живется в столице американской архитектуры. Об этом и о своих дальнейших планах он рассказал в интервью изданию Bird In Flight.

Архитектор переехал из Николаева в Чикаго в 1989 году в 11 лет, когда была волна эмигрантов-евреев из СССР. Он вспоминает, что ему не было очень грустно уезжать, наоборот, он очень увлекался американской культурой и хотел узнать больше.

Помимо этого, по словам Владимира, тот момент уехало очень много семей, с которыми они там познакомились и это помогло ему и его родным адаптироваться в чужой стране. 

«Мы не выбирали город — у нас здесь были родственники, которые приехали из Европы за полтора года до нас. Не помню, чтобы мне было грустно уезжать. В то время уехало много семей, мы познакомились с ними и адаптировались вместе. Я ассимилировался быстро, потому что мне было очень интересно, что это за место, и я хотел узнать как можно больше об американской культуре, в отличие от многих других иммигрантов. Но я не говорил по-английски и не знал ничего о жизни в таком огромном городе», – рассказывает Радутный. 

И хотя английский на тот момент он не знал, но выучил его, «смотря бейсбол», который сейчас является его «второй страстью». И хотя, когда он переехал в Чикаго, попасть в бейсбольную команду у него не вышло, сейчас он может прожить это вместе со своими сыновьями, которые также увлекаются этим видом спорта. На данный момент, рассказывает выходец из Николаева, он не общается ни с кем, кто тогда иммигрировал, только со своими родителями и бабушкой. 

О родном городе Николаеве Владимир Радутный вспоминает немного, только что для него он тогда казался огромным городом, как ходил в школу, рынок, типичные панельные районы.

«Я помню Николаев ребенком, поэтому он кажется мне огромным, как всегда в детстве все кажется больше, чем на самом деле. Но уверен, что он крошечный, особенно относительно Чикаго. Мы жили в новом районе, в типовой девятиэтажке с дворами, где постоянно играли дети. Помню, как часто ездил на автобусе к бабушке в старый район, помню рынки. Кажется, я ходил в 53-ю школу, а еще на плавание — такое типичное советское образование», – вспоминает архитектор.

Он добавляет, что не называет себя украинцем, так как у него «нет украинского воспитания». Однако, он помнит еще ту Украину в составе Советского Союза, где в школе никто не изучал родной язык, и связи с родной страной и культурой у него почти нет. 

«Сейчас я бы сказал, что я из Украины, потому что так называется страна, но я знаю это место как УССР. В школе украинский почти никто не учил — думали зачем, никто же на нем не говорит. У меня нет сильных связей с Украиной как с культурой или национальностью, потому что у нас нигде не было украинской культуры», – объясняет Владимир и добавляет, что считает себя американцем, так как он «тут вырос, и все, что он знает, он выучил здесь». 

Проекты, разработанные архитектором Владимиром Радутным: Michigan Loft

Unit 9С

Сейчас он уже мало знает про Украину (разве что о коррупции), а все украинцы из его круга общения, также проживают в Чикаго. Несмотря на то, что у него тут остались родственники, он почти ни с кем из них не поддерживает связь.

«Сейчас знаю об Украине, что она очень коррумпирована. Украинцы, с которыми я общаюсь, в основном живут здесь, а один из моих лучших друзей родом из Ивано-Франковска. Хотя в стране у меня остались некоторые родственники, я не поддерживаю контакт почти ни с кем из них, кроме двоюродного брата из Одессы», – рассказывает он.

В свою очередь, что касается украинских архитекторов, добавляет Радутный, он за ними не следит. И хотя он сотрудничал с визуализаторами из Украины — Киева и Одессы, но он не относится к ним, как к украинским архитекторам, так как «очень переплетено» и они для него просто люди, с которыми он сотрудничает.

Вопроса о возвращении на Родину, у него никогда не возникало, ведь Чикаго стал для него настоящим домом. Он изучал архитектуру в Университете Иллинойса, ему выпала возможность также пожить в Европе и в Милуоки, во время учебы, а потом — поработать в Лондоне. Несмотря на то, что город ему нравится, но нынешнее положение дел его не устраивает, а именно много негатива, преступность, грязные улицы, недостаток любви к своему городу у жителей. По его мнению, люди перестали заботиться о городе так, как это было до пандемии. 

И хотят этот город является столицей американской архитектуры, в работе самого архитектора это не отражается. 

«Для большинства жителей это просто город. Многие нанимают архитектора не потому, что хотят мое видение, а потому что им просто нужен кто-то, чтобы получить разрешение на стройку или сделать чертежи», – сетует Радутный.

Подход к выбору профессии, вспоминает архитектор, у него был таким же, как и к изучению английского через просмотр бейсбола. Когда он пошел с другом в библиотеку, то просто взял книгу и наткнулся на профессию архитектора, которая объединяла два близких ему направления. На тот момент о ней он знал крайне мало и решил изучать понравившуюся профессию. 

«Как я выучил английский, смотря бейсбол, таким же смешным образом я принял решение о выборе профессии. В старшей школе мы с другом пошли в библиотеку, чтобы понять, куда мы будем поступать. Я взял книгу о профессиях и начал читать о них по алфавиту. Там было написано, что архитектура — сфера, которая объединяет науку и искусство. Мне нравилось искусство, а наука — это интересно. И я знал, что за искусство не платят, так что художником было бы стать сложнее. Так я остановился на «А» и пошел выяснять, что надо делать дальше: я знал лишь то, что архитектор проектирует здания», – рассказывает Александр Радутный

Сейчас архитектор Владимир Радутный владеет своей студией Vladimir Radutny Architects. Это желание у него появилось еще во время учебы. Архитектор вспоминает, что всегда был не согласен с какими-то вещами в чужом дизайне и не всегда хотел их делать, ему всегда хотелось принимать самостоятельные решения.

Сейчас его студия работает над пятью проектами, занимаясь не только архитектурой, но и созданием интерьера. Сам Владимир получил множество архитектурных премий, в том числе Dubin Family Young Architect Award, AIA Chicago Design Excellence Award, Dezeen Awards и другие.

Unit 3E

Locomobile Lofts Lobby