От уборщицы до бизнес-леди: как николаевская семья построила гостиничный бизнес в Израиле

24.05.2017 09:00

Никогда не знаешь, куда занесет тебя дорога жизни, и в какой точке на карте ты найдешь гармонию и счастье. Анна Процюк (Дорофеева – девичья фамилия) родилась в 1971 году и большую часть своей сознательной жизни провела в Николаеве. Тяжелые 90-е, утеснения бизнеса, клевета, а впоследствии тюремное заключение ее и мужа, сделали свое дело, и семья была вынуждена репатриироваться в Израиль. Но взлеты и падения закалили и сформировали жесткий характер этой хрупкой, на первый взгляд, женщины. Потому сегодня Анна Александровна – успешная бизнес-леди, счастливая жена и мать двоих детей. Но все мечты осуществились в Израиле, а на родине в Николаеве остались многочисленные друзья, родственники, и самое главное - сердце, которое постоянно тянет в любимые края.

NL: Чем вы занимались, когда жили в Николаеве?

А.Д.: Мои родители работали на базе отдыха «Ракета». Папа работал заместителем директора базы отдыха, а мама работала комендантом нового корпуса. А я начинала свою трудовую деятельность со сладкой ваты. Мы в Коблево с братом и сестрой крутили ее, ставили точки и продавали на побережье. После этого мы открыли свой бар, куда привозили из города машины с пивом и продавали его на побережье. Это были первые коммерческие жилки, так как раньше холодильников не было, и пиво мы везли в больших машинах. Но мы становились, и за полчаса продавали целую машину пива. Это у нас были первые деньги, первые вложения, так мы начинали.

NL: Сколько вам лет было?

А.Д.: На тот момент 16 лет.

NL: Но это был сезонный бизнес?

А.Д.: Да, но этого мне хватало, чтобы развивать следующий бизнес.

NL: В городе?

А.Д.: Да, в городе. В те времена я начинала с распространения подпольной водки. Это все было смешно и по-детски. Тогда этим бизнесом мы занимались в рамках Одессы, Николаева и Херсона.

NL: А как так получилось, что вы оказались в местах лишения свободы?

А.Д.: По 144-й статье – «рэкет и вымогательство в особо крупных размерах». Начиналось все с алкоголя, когда мне уже дали подписку о невыезде до суда. Когда-то давно у нас была программа «Крик», и там показывали, как меня принимал «Беркут», не помню, как они раньше точно назывались. Они все в масках были, с автоматами. Мужа тогда посадили на полтора года, он на Лагерном Поле отсидел, и я с ним четыре месяца.

NL: Можно поподробнее о 90-х?

А.Д.: Мир тогда разделился на две половины: на резко бедных и на резко богатых, которые к этому очень стремились. Тут-то и начались групповые и дворовые разборки – все искали место под солнцем, где выживает сильнейший. Очень было много в городе ребят-наркоманов, среди которых были и мои одноклассники. Наверное, уже половина умерли от этого. Сам класс был дружный - 8-б, 41-ая школа. Лично я закончила восемь классов, и тогда это были тяжелые времена – тяжелее, чем сейчас.

NL: Город тогда уже был разделен?

А.Д.: Город был разделен намного раньше. Он был разделен, когда мой дядя родной еще вел свои дела в Николаеве. Дядя, отсидев 17 лет в тюрьме, был коронованным вором. Поэтому по поводу всех криминальных вещей мой папа может рассказать интереснее. Я планирую привезти его в июне, и он сможет рассказать о послевоенном времени города, когда здесь происходили убийства во дворах, когда подрезали людей. Здесь были очень старые коронованные «воры в законе», которые раньше назывались блатными. А еще были картежники, они собирались играть в Варваровке, где были подпольные картежные. У нас был очень криминальный город, даже по сравнению с Одессой. Сонька Золотая Ручка – николаевская, и вся её история происходила здесь. Мой папа знает всю историю, а я могу рассказать только то, что помню сама.

NL: Так, все-таки, как вы оказались в местах лишения свободы?

А.Д.: Меня три дня держали на КПЗ, после этого дали подписку о невыезде. Мужа сразу посадили на полтора года, меня продержали еще пять дней в больнице, думали что-то с гинекологией. В итоге меня проверять и лечить не стали. На тот момент я была сотрудницей службы безопасности, поэтому приехали из СБУ, отвезли на Лагерное Поле и поменяли подписку о невыезде на содержание под стражей.

NL: Расскажите, а как вы попали в СБУ на работу?

А.Д.: Предыстория длинная. 20 сентября 1991 года у меня в Николаеве была свадьба. Кстати, вот 20 сентября у меня с мужем была серебряная свадьба - 25 лет совместной жизни. Значит, через месяц после свадьбы я узнала, что беременна. На тот момент я официально нигде не работала, трудовых книжек у меня не было. Но мне надо было куда-то устраиваться, потому что заводы, фабрики закрывались, и будущего у страны не было. Поэтому устроиться в городе официально практически не было возможности. Тогда меня устроили в буфет СБУ, чтобы впоследствии я могла уйти в оплачиваемый декрет.

NL: Все равно это не так просто было, все-таки не такая открытая структура.

А.Д.: У нас были очень большие связи в городе. Меня все знали, мою бабушку Таисию Михайловну все знали. В свое время она работала в тресте столовых и ресторанов. Все знали, чья я внучка, чья я дочка, и поэтому мне помогли.

NL: Вы говорили о вашем дяде.

А.Д.: Да, он, похоронен на Мешковском кладбище. Еще была тетя Раиса, у нее двое детей. Она тоже здесь в городе была не последним человеком, работала инкассатором в ресторане «Нептун». Но судьба сложилась так, что она умерла в очень раннем возрасте. На тот момент ей не было и 50 лет. Лежала дома с гриппом, а пришли ресторан проверять, директора посадили, а ей позвонили и сообщили об этом, и у нее случился инсульт. Спустя 11 дней она умерла.

NL: А почему вы уехали, если здесь был бизнес, семья?

А.Д.: Наступили очень тяжелые времена, и моим родителям стало очень некомфортно. Тогда все ехали в Израиль, все возвращались на Родину - евреи должны были вернуться на Родину. Мы переехали на Карла Либкнехта, там была синагога, и родители начали туда ходить. Тогда-то мы и решили, что надо иммигрировать. Первой уехала моя сестра.

NL: Чем первое время занимались в Израиле?

А.Д.: Первое время было очень тяжело. Через три дня я нашла много работы. Я работала с 5 утра до 12 ночи, убирая квартиры. Каждый день приносила 100–150 долларов и была безумно рада этим деньгам. На то время в Украине была средняя зарплата около 70 гривен. А дом на Карла Либкнехта мы продали за 10 000 долларов.

NL: Долго вы занимались уборками?

А.Д.: Года три-четыре.

NL: Хотели вернуться на Украину тогда?

А.Д.: Нет, я была сосредоточена на работе и семье, и кроме того, я очень люблю Израиль.

NL: Как долго вы учили язык?

А.Д.: Разговаривать я начала сразу, муж мой читает и пишет, но я немножко путаю мужской и женский род.

NL: Чем ваши дети занимаются?

А.Д.: Дочка Даша у меня полностью израильтянка. Русский язык знает только разговорный, а читать и писать не умеет. И думать тоже не умеет по-русски. Но у неё хороший иврит и английский, два года перед армией она училась в самой элитной школе Израиля - Анкоре. А служила потом в танковых войсках, как и отец. Сын Максим приехал туда в 6 лет, окончил общеобразовательную школу, отслужил и работает в нашем семейном бизнесе. Не расстраивает маму и поэтому очень хорошо зарабатывает. А племянница закончила университет гостиничного бизнеса, работает в городе Герцелия управляющей самым большим рестораном, который находится там же, при гостинице. У девочки 26-летней в подчинении 150 человек. Но кроме биологических детей у меня есть приемный сын Артем, 12 лет назад я с ним познакомилась. Он был наркоманом и погибал. Был сиротой. Я его положила в реабилитационный центр на лечение, он выздоравливает по программе NA. И сегодня он является директором и управляющим гостиницы.

NL: В каком году впервые после отъезда приехали в Украину?

А.Д.: Тогда еще корабли ходили из Одессы в Израиль, наверное, в 2002 году. Мы побыли здесь две недели и на самолете вернулись обратно. На тот момент в стране была полная разруха. Сейчас здесь немного красивее. Но самое важное – тут моя семья. В 2015 году я приехала в Украину и нашла троюродного брата. У него замечательная семья. И если раньше я ездила на родину раз в пять лет, то теперь - пять раз в год, благодаря всей их семье. И они приезжают ко мне в Израиль.

NL: За событиями в Украине следите?

А.Д.: Да, конечно, но не вникаю, потому что здесь не живу.

NL: А рассматриваете возможность вернуться в Украину на проживание?

А.Д.: Да, но пока не вижу перспектив. Моя дочка хочет заниматься дизайнерской одеждой, и я ищу для нее рынок сбыта. Это будет или Украина, или Израиль.

NL: Завели ли вы себе друзей в Израиле? Держится ли там наша диаспора?

А.Д.: Конечно, в основном, все друг друга знают.

NL: Тяжело ли вам вести бизнес в Израиле?

А.Д.: Там, конечно, все законно, и бизнес вести проще. Вопросы можно решить, но с помощью больших связей. Полиция там взятки не берет, они там хорошо зарабатывают.

NL: Ощущаются ли в Израиле боевые действия?

А.Д.: Нет, не ощущаются. Когда летели ракеты, все выходили на улицу и снимали на телефоны. И я всех успокаивала, всех прятали в бомбоубежище.

NL: А как уровень жизни?

А.Д.: Израиль - очень дорогая страна. Там вода дороже бензина. Потому зарабатывать лучше там, а тратить в Украине.

NL: Есть что-то у нас лучше, чем там?

А.Д.: Здесь моя родина, я тут родилась. Мне тут все родное: родной запах, родная земля, родные стены, родные люди, родные улицы. И теперь после 20 лет жизни на чужбине я понимаю, что такое ностальгия. Потому Николаев для меня всегда будет родным. Этого не изменить.

Фото: Личный архив Анны Процюк

На правах рекламы

Последние новости

«Ваша країна бомбить моє рідне місто Миколаїв»: Валентина Верецкая выиграла масштабный полумарафон в Азербайджане и отказалась общаться с российскими СМИ
17.05.22 15:26
«Постоянные прилеты со стороны Херсона»: экс-фаворит Златы Огневич Роман Васильев уговорил маму эвакуироваться из Николаева
17.05.22 12:28
«Україна — це зараз та країна, з котрої я не хочу виїжджати»: как николаевский фотограф Сергей Мельниченко собрал полмиллиона гривен на NFT для волонтерства
16.05.22 18:25
Коля Серга и Даниэль Салем привезли бронежилеты николаевским медикам и устроили праздник для детей, пострадавших от войны
16.05.22 13:29
Николаев, Киев, Одесса, Харьков и Мариуполь: николаевская художница создала календарь и военные почтовые открытки
13.05.22 12:39
«Уже не гости, а николаевцы»: телеведущий и военный Даниэль Салем вновь посетил «город корабелов»
13.05.22 11:09
Месяц без ценного ресурса: николаевцы за несколько часов разобрали 17 тонн питьевой воды
13.05.22 11:00
Фото дня: дикая красота мирной Николаевщины
12.05.22 14:27
Скучает за устойчивой психикой, волонтерит и трудится на информационном фронте. Как певица Анастасия Кожевникова переживает войну
10.05.22 13:45
«Вера» — это слово, которое теперь заставляет меня двигаться дальше»: Ольга Харлан возвращается в большой спорт на Чемпионате мира в Тунисе
10.05.22 12:49